20 октября 2021, 10:00

Исрафил Ашурлы: «Самое страшное в горах, это человеческое безразличие…»

Кто знаком с Исрафилом Ашурлы, тот знает, какой любовью загораются его глаза, стоит завести речь о горах
Азербайджанский альпинист, покоривший Эверест, человек невероятной силы духа накануне отъезда на Эльбрус поделился с AviaTravel своими мыслями о горах и отношении к вершинам, восхождениях и опасностях, а также о верных напарниках
Исрафил Ашурлы: «Самое страшное в горах, это человеческое безразличие…»

Справка:

Исрафил Ашурлы – награжден медалью «Терегги», кавалер альпинистского ордена «Эдельвейс» I и II степеней и обладатель титула «Снежный барс». У него в активе 116 успешных восхождений на всех континентах Земли. Он поднял флаг Азербайджана над самой высокой вершиной Антарктиды - массивом Винсона, а также над высочайшей вершиной мира – Эверестом, над гималайскими гигантами, Канченджангой, Лхоцзе и Манаслу, входящими в число 14-ти высочайших вершин мира, и над Северным Полюсом нашей планеты.

- Итак, начнем с Эльбруса, вы едете тренироваться на эту гору. Эльбрус, известно, гора непредсказуемая! В сентябре на ней произошла трагедия, повлекшая гибель людей. К чему должен быть готов альпинист на этой горе? 

- Увы, это не первая трагедия на Эльбрусе, и боюсь, не последняя. Интерес к Эльбрусу неуклонно растет. Социальные сети активно подстегивают интерес к восхождению на эту гору. Фото с вершины самой высокой горы Европы, культовой и при этом относительно доступной притягивает к ней большое количество людей, не имеющих каких-либо навыков и опыта совершения восхождений.

Называть всех поднимающихся на Эльбрус альпинистами было бы не совсем точно. В моем понимании альпинист не пользуется услугами высотных гидов-проводников и способен, обладая всеми необходимыми техническими навыками, осуществлять задуманное в горах в составе спортивной группы, либо при необходимости самостоятельно.

Применительно к Эльбрусу скажу, что на этой горе погибали не только неопытные новички, доверившие свои жизни проводникам, но и довольно опытные альпинисты, правда, последних все же меньше. Классические маршруты на Эльбрус с юга и с севера (поздней весной, летом и в начале осени), не представляют сложности с технической точки зрения. Но надо принимать во внимание протяженный маршрут, высоту (и акклиматизацию должным образом), меняющуюся погоду, и иметь навыки работы на снежном рельефе.

- Какие еще восхождения запланированы?

- У меня начинается процесс подготовки к сезону 2022 года, в котором планируется ряд интересных на мой взгляд восхождений, посему на этой неделе, я еду тренироваться на Эльбрус. Затем продолжу тренировки в наших горах. 

- Хочется ли вам все время идти дальше, выше или здравый смысл все же может остановить вас?

- Как пел Юрий Визбор «… Но есть такой закон - движение вперед. И, кто с ним не знаком, навряд ли нас поймёт…»

Я люблю горы, люблю встречи с ними. Я рад, когда реализую в горах свои планы и достигаю задуманное. Но при этом для меня важно не переступить ту невидимую грань, откуда можно не вернуться.

Думаю, что буду ходить в горы, пока это будет позволять мое физическое состояние.

- Слышала, что самая яркая эмоция при сложном восхождении – это страх! Странно это осознавать, когда в понимании альпинисты всегда отличаются бесстрашием.

- Не бывает, чтобы в горах было постоянно страшно. Да и с опытом перестает пугать то, что пугало в самом начале.

Понимание потенциальной опасности и угрозы не должно вводить человека в ступор. То, что можно назвать страхом, должно подстегивать к принятию важных, а порою жизненно важных решений. Ну и иногда страшно становится не в момент произошедшего, а постфактум, когда прокручиваешь ситуацию в голове.

- Как гора на деле раскрывает характер человека? Как понять, кто самый лучший друг в горах - холодный расчет или верный напарник?

- В горах долго притворяться не получится - рано или поздно маски слетают. Возникающие непростые ситуации показывает все лучшее и худшее, что есть в человеке.

Надежный напарник, хорошая погода, прекрасная подготовка – лучшие мои друзья в горах. Напарник должен быть таким, чтобы ты мог на него положиться в любом деле, а он, в свою очередь, - на тебя. И самое главное в этих отношениях: верность данному слову, честность, умение находить компромиссы.

А любителей «холодного расчета», использующих напарников лишь в качестве достижения личных амбиций, готовых дать взамен лишь ничего, ждет горькое разочарование. В горах острее, чем в городах понимаешь простую истину: дружба - это улица с двусторонним движением.

Знаю по себе, что тяжело найти напарника, также очень тяжело его терять. Обжегшись, очень внимательно выбираю тех, с кем я рядом и за кого готов биться. Есть ряд людей, с которыми ни при каких обстоятельствах больше не хочу оказаться вновь в горах.

- Альпинисты говорят, что чувствуют себя в горах свободными - что под этим подразумевается? Неужели жизнь ниже гор, на земле столь несвободная?

- Не претендую на истину в последней инстанции, но поскольку сам часто говорю, что «альпинизм — это свобода», то в моем понимании, это свобода духа.

Свобода выбора маршрута диктуется потенциальными опасностями, а свобода передвижения по различному рельефу зависит от уровня подготовки альпиниста.

- Как быть, если в горах что-то пошло не так? Оставались ли наедине с опасностью в горах? Что самое опасное в горах?

- В горах со мной происходили нештатные ситуации и неприятные моменты. Где-то серьезно захворал, где-то подвергся атаке террористов, где-то попал под лавину, а где-то получил обморожения.

Но раз отвечаю на ваши вопросы, значит я все еще на этой стороне и то, что я пережил тот самый личный опыт, который стоит дорогого, и позволит мне в будущем избежать более серьезных проблем.

А самое страшное в горах - это человеческое безразличие…

- По каким причинам вам приходилось повернуть назад, когда до вершины визуально рукой подать?

- Это одно из самых тяжелых решений, которое приходится принимать. Представьте себе, что альпинист тратит много времени, моральных и физических сил, а также денег, чтобы подобраться ближе к вершине. И в момент, когда тело и дух готовы к борьбе, разум осознает, что сейчас делать этого нельзя и дает команду отступить. Так как, если пойти дальше, то можно не вернуться.

Человек, отправляющийся покорять гору, должен постоянно анализировать ситуацию вокруг и внутри себя, правильно реагируя на те или иные изменения на горе.

- Есть ли маршруты, которые вслед за вами никто не может повторить? Какие известные горы уже есть у вас за плечами?

- То, что я делаю первым в Азербайджане, не означает, что это делается впервые вообще. Но, к сожалению, никто из азербайджанских альпинистов до сегодняшнего дня не повторил многое из того, что удалось мне. Скорее, дело в личной мотивации. Когда она на соответствующем уровне, то находишься в поисках любой возможности для ее реализации. А в том случае, когда ее нет, либо ее мало, в оправдание своего бездействия приводится множество причин.

У меня за плечами около 120 успешных восхождений. И примерно 20 случаев, когда по различным причинам мне не удалось достичь задуманного. Но это, как отметил выше, не неудача, а бесценный опыт, здорово мне помогающий.

Каждая из вершин для меня значима и любима. На каждой я прожил свою жизнь и прошел испытания. Если говорить о самых высоких в мире горах, высотой более 8000 метров, а их всего 14, то у меня в активе успешные восхождения на 4 из них. Это Эверест (Джомолунгма, Сагарматха, 2007), Канченджанга (2011), Лхоцзе (2019), Манаслу (2019).   

- В момент, когда устал, восхождение только начинается?

- В идеале, на штурм надо отправляться отдохнувшим и набравшимся сил, но что-то может пойти не так. На Канченджанге, перед выходом на вершину, я три ночи провел в штурмовом лагере на высоте 7600 м. Обычно в штурмовом лагере не проводят много времени. Туда поднимаются, отдыхают несколько часов и делают попытку штурма, после чего стараются, не задерживаясь уйти ниже.

Но к моменту, когда мы достигли отметки 7600 метров, погода ухудшилась и три дня мы ждали ее улучшения в установленной нами палатке. На такой высоте организм теряет силы, восстановить их он не может. Организм плохо принимал пищу, я почти давился дистиллированной водой, которую топил из снега.

Сделав первую попытку штурма вершины, я вернулся в лагерь, так как был риск получить серьезные обморожения. Но следующей ночью, несмотря на то, что из всех возможных сил, казалось, остались только моральные, я смог, выйдя из палатки, достичь вершины и вернуться обратно…. за 20 часов. Я шел почти сутки. Поистине, мы до конца не знаем скрытой в нас силы. Но все же первичен дух, который не должен быть сломлен.

- Возвращаясь с очередной горы, Вам не говорят: « Молодец! Молодец, что вернулся живой!»

- В этом году эту фразу я слышал дважды.

- Не встает перед вами с годами выбор: побыть с семьей или отправиться в горы, чтобы покорить очередную вершину?

- Большие горы требуют большого количества времени, которое я провожу в разлуке с семьей, близкими и друзьями, и для меня это очень тяжелое испытание. Особенно обидно, когда после долгого отсутствия, ты возвращаешься без вершины, а это значит, что на нее нужно вернуться… Значит, впереди ещё одна разлука. Но есть причины, из-за которых я пока не говорю себе: «Стоп!» 

- Говорят у альпинистов распространено суеверие, не поздравлять друг друга, стоя на вершине. Вас поздравляли?

- Не назову это суеверием, но в советском и постсоветском альпинизме, не принято поздравлять в момент достижения вершины. Все поздравления по спуску, когда ты находишься в безопасности. В этом есть смысл. Как правило, большинство проблем происходит на спуске, когда восходитель устал и не столь сконцентрирован. Но это не значит, что мы не можем обняться на вершине и обменяться рукопожатиями.

- Исрафил, спасибо за беседу. Удачи вам в дальнейших восхождениях и реализации задуманного!